Дориан Ятс: «Хочу вернуться в Россию!»
ЗВЁЗДЫ
Из журнала «Геркулесъ» февраль 2010

Дориан Ятс: Приезд Дориана Ятса в Россию осенью 2009 года– событие вселенского масштаба. Как так? – спросите вы. Ведь нашу страну и не раз посещал сам Ронни Колеман? Спору нет — Ронни Колеман – великий атлет. Но при всем уважении к Колеману, он — победитель восьми «Олимпий», и не более того. А Ятс вошел в историю как величайший культурист всех времен. Он появился из ниоткуда и взял Америку штурмом, когда о нем толком никто и не знал. От его руки едва не пострадал еще один великий атлет – Ли Хейни, а сам Ятс за время своего царствования ни разу не дал повода усомниться в своем превосходстве над соперниками. И какими! Флекс Уиллер, Кевин Леврон, Шон Рэй, Нассер Эль Сонбати – они были лучшими из лучших. Дориан шокировал Америку, которая с открытым ртом аплодировала его триумфам. И никакие травмы, никакие невзгоды не могли помешать ему быть первым. Потому что он был первым не только по телу, но и по духу. Знакомьтесь: наш собеседник – шестикратный «Мистер Олимпия» Дориан Ятс.

ГЪ: Дориан, рад приветствовать вас на российской земле. Ведь вы здесь впервые? Хотя, по слухам, вас неоднократно приглашали посетить нашу страну

ДЯ: Это не так. Меня приглашали всего один раз. Было это в 1995 году. Я должен был выступить на «Гран-При России». Но я не успел получить визу, и поездка сорвалась. А больше приглашений я не получал.

ГЪ: Дориан, как вы пришли в бодибилдинг? И кто был вашим кумиром, примером для подражания?

ДЯ: В юности я вел себя не очень хорошо, дрался и потому решил поднабрать силенки за счет работы с «железом». Ну и втянулся. Что из этого вышло – вы знаете. Что касается кумира, то я хотел быть похожим на Тома Платца. Мне нравилось не столько его телосложение, сколько его увлеченность бодибилдингом и отношение к спорту. Я наблюдал за ним воочию, так как Том часто бывал в Англии и проводил здесь семинары.

ГЪ: начало вашей соревновательной карьеры было ошеломляющим. С первой же попытки вы выиграли чемпионат Великобритании и едва не победили на престижной «Ночи Чемпионов», будучи никому неизвестным новичком.

ДЯ: Когда в 1990-м году я отправился за океан на свою первую «Ночь Чемпионов», все говорили, что мне ничего не «светит». Что меня никто в Америке не знает, я не мелькаю в журналах и так далее. Так оно и было. Дошло до того, что когда представитель оргкомитета встречал меня в аэропорту, он подумал, что я что-то перепутал. Он предполагал встретить афроамериканца. Почти все британские атлеты крепкого уровня – темнокожие. Но я приехал, я был уверен в себе, хорошо подготовлен и с ходу занял второе место.

ГЪ: Говорят, что после этого выступления вы вернулись домой и повесили на стене спортзала портрет победителя турнира Мохаммеда Беназизы и написали: «Кто не верит, что через год я выиграю «Ночь Чемпионов», пусть поцелует меня в зад»!

ДЯ: (Улыбается). На самом деле было не так. Я написал на своем плакате: «Если кто не верит, что я стал чемпионом «Олимпии», пусть поцелует меня в зад»! Но это случилось уже после турнира «Мистер Олимпия» 1992 года.

ГЪ: В 1991-м вы едва не обыграли великого Ли Хейни. Он вас побаивался?

ДЯ: Да, и заметно нервничал. Это было видно. Но его можно было понять. Впервые против него вышел подготовленный парень, сопоставимый по размерам. Но он победил абсолютно заслуженно.

ГЪ: Кстати, о размерах. Читателям будет наверняка интересно узнать ваши максимальные объемы и силовые показатели.

ДЯ: В межсезонье мой вес доходил до 140 кг. При этом объем рук и икр достигал 22 дюймов ( Дориан сказал чуть позже 55 см, хотя 22 дюйма – это 57 см), а бедер – 80 см. Я мог присесть 300 кг на 12 раз, жал лежа под углом 200 кг на 10 раз и столько же тянул со штангой в наклоне.

ГЪ: А сколько вы весите сейчас?

ДЯ: 115 килограммов. Чувствую себя вполне комфортно с этим весом. Скажу больше: даже когда я был 130 кг, я тоже чувствовал себя отлично.

ГЪ: Расскажите, как вы готовились к соревнованиям?

ДЯ: Начинал готовиться обычно за 14 недель. В тренировках ничего особо не менял. Что касается еды, то я урезал прием углеводов с 600 граммов до 400, а общую калорийность с 6000 до 4800 ккал. Под конец калорийность понижалась до 4000, а количество углеводов – до 250 граммов в день. В последнюю неделю я мог в течение трех дней есть по 150 граммов, но это был абсолютный минимум. По правде говоря, я не верю в урезание углеводов до нуля. Все потребляемые углеводы были комплексные. В последнюю неделю перед турниром пил обычную воду, а не дистиллированную, как многие. В дистилляте нет солей, которые крайне важны для организма. Прием жидкости ограничивал за сутки до выступления – не раньше.

ГЪ: Тяжело ли вам давалась подготовка?

ДЯ: С тренировками у меня никогда не было проблем. Я всегда любил качаться в зале. А вот ограничения в питании переносились нелегко. Но что делать? Без этого было никак!

ГЪ: Дориан, вас считают приверженцем системы тренировок «Хеви Дьюти» Артура Джоунса и Майка Ментцера. Так ли это?

ДЯ: В целом – да, просто я разнообразил эту систему и по сравнению с Ментцером проделывал больше упражнений и подходов.

ГЪ: Если бы у вас была возможность начать все сначала, вы занимались бы точно так же?

ДЯ: Да, потому что эта система – верная. С ее помощью гарантированно растут все.

ГЪ: А как же травмы?

ДЯ: Травмы я получал незадолго до соревнований, когда жира в организме оставалось совсем мало, и соединительные ткани становились более уязвимыми. Сейчас я бы снизил интенсивность нагрузок перед соревнованиями, но тогда я и помыслить об этом не мог! Я был настолько мотивирован, что мне было трудно остановиться (улыбается).

ГЪ: А как вы тренируетесь сейчас?

ДЯ: Я три раза в неделю занимаюсь с весами и еще столько же – аэробикой. Но когда ко мне приезжает кто-то из соревнующихся атлетов, моей формы хватает, чтобы тренироваться наравне с ними. Ем три раза в день плюс выпиваю один белковый коктейль.

ГЪ: Если бы вам предложили выбрать всего четыре упражнения, какие бы вы назвали?

ДЯ: Приседания, тягу штанги в наклоне, жим штанги лежа под углом и жим штанги сидя.

ГЪ: В каком году, на ваш взгляд, вы были в наилучшей форме?

ДЯ: В 1993-м и в 1995-м. В 1993-и я был больше и тверже, а в 1995-м мышцы были более сбалансированы, и было больше мелких деталей. Наверное, все же это была «Олимпия» 1995 года.

ГЪ: Вам снились сны о том, как вы выступаете на подиуме?

ДЯ: Нет, мне всегда снилось, что со мной что-то происходило до выступления. Ну, там, забыл плавки, плохо намазался гримом и так далее. Сейчас понимаю, что настолько сильно был вовлечен в подготовку, что мозг не отключался даже ночью.

ГЪ: Что вы чувствовали, когда побеждали на соревнованиях? Упоение? Восторг?

ДЯ: Спокойствие и облегчение. Я знал, что в процессе подготовки я все делал правильно, а потому не нервничал и не переживал. А когда меня награждали титулом победителя, я осознавал, что дело сделано.

ГЪ: Золотая медаль «Мистера Олимпия» выглядит весьма внушительно. Из чего она сделана?

ДЯ: Из чего-то дешевого! (улыбается).

ГЪ: Вы были очевидцем последней «Олимпии» («Мистер Олимпия» -2009 – прим.А.В.). Хотелось бы услышать ваши комментарии. Например, какая бы была первая шестерка турнира, если бы судьей были вы?

ДЯ: Замечу сразу, что соревнования длятся два дня, атлеты за сутки могут сильно измениться, поэтому скажу о том, какая расстановка мест у меня была в пятницу.

  1. Декстер Джексон. 2. Джей Катлер. 3.Кай Грин. 4.Брэнч Уоррен. 5.Фил Хит.6. Виктор Мартинес.
В субботу Катлер выглядел куда лучше, чем в пятницу и без вопросов победил. То же самое могу сказать и про Фила Хита. Но ему субботнего улучшения не хватило для финиша в первой тройке.

ГЪ: А что вы скажете про Маркуса Рула?

ДЯ: Маркус Рул – большой парень, но он не соответствует стандартам, которые нужны для победы на «Олимпии». И он об этом знает.

ГЪ: А что же нужно для того, чтобы стать «Мистером Олимпия»?

ДЯ: Я дважды участвовал в судействе на «Олимпии» и скажу так: побеждает не самый большой атлет, и не самый рельефный. Побеждает тот, у которого максимально сочетаются эти два качества, подкрепленные хорошим позированием и харизмой.

ГЪ: А может быть, побеждает тот, у кого контракт с серьезной компанией по продаже спортивного питания?

ДЯ: Не думаю. Все судьи на «Олимпии» сидят отдельно друг от друга, не переговариваются и на принимаемые ими решения никто не влияет. Замечу, что уровень судей всегда отслеживается, и он должен быть достаточно высок.

ГЪ: Если оставить всего одну составляющую, которая ведет к победе на «Олимпии», что это?

ДЯ: Сама суть бодибилдинга – предельное развитие мускулатуры. Поэтому при прочих равных побеждает более массивный атлет.

ГЪ: А как же произвольная программа? Как Кай Грин мог проиграть в «произволке» тому же Катлеру?

ДЯ: В произвольной программе я все равно оцениваю мышцы. И пусть атлет здорово двигается, но если у него нет мышц, он никогда не победит того, кто намного больше.

ГЪ: Но ведь мышечные монстры особо не нравятся широкой публике?

ДЯ: Бодибилдинг – это спорт, в котором люди стремятся к экстремальному развитию мускулатуры. Нравится вам это или нет. Если вам не нравятся большие мышцы, занимайтесь фитнесом и ходите, если интересно, на соответствующие соревнования.

ГЪ: А как, в таком случае, вы относитесь к соревнованиям в категории до 202 фунтов?

ДЪ: Парни имеют право самовыражаться. Но, по правде говоря, я считаю, что «Олимпия» до 202 фунтов – это то же самое, что баскетбол для карликов! (улыбается)

ГЪ: Кто, по вашему, будет следующим чемпионом?

ДЯ: На сегодня есть 4-5 атлетов, которые имеют примерно равные шансы. Все будет зависеть от того, как они сумеют их использовать.

ГЪ: Хорошо. Спросим более конкретно. Какими вам кажутся шансы Кая Грина?

ДЯ: У него приличная масса и пропорции. Он отлично позирует. Если будет работать над собой, может победить.

ГЪ: Фил Хит?

ДЯ: Одаренный парень. Быстро растет. Но узковат в плечах и грудной клетке. Поэтому, боюсь, он повторит судьбу Шона Рэя и так и не станет «Мистером Олимпия».

ГЪ: Если бы Шон Рэй, Флекс Уиллер и Кевин Леврон вышли на подиум «Олимпии»-2009, на что они могли бы рассчитывать?

ДЯ: Последние двое могли бы бороться за 1-2 места.

ГЪ: Но в свое время Флекс Уиллер так и не стал «Мистером Олимпия». Почему?

ДЯ: Потому что был я!

ГЪ: А если бы вы сами могли выступить на «Олимпии», какое бы место вы заняли?

ДЯ: Честно? Я бы победил (улыбается)!

ГЪ: У нас на одном из интернет-форумов есть тема «Худший Мистер Олимпия». Кого вы можете назвать худшим «Мистером Олимпия»?

ДЯ: Возможно, это Крис Дикерсон. Хотя Франко Коломбо в 1981 году выглядел довольно невнятно. У него была травмирована нога, и он ее так и не восстановил. У Арнольда, особенно в 1980 году была слабовата спина.

ГЪ: А чью спину вы считаете лучшей в истории спорта?

ДЯ: После моей? (улыбается) Ронни Колемана, пожалуй.

ГЪ: А как вы относитесь к тому, что Ронни до сих пор обнажается на публике. Вы же, к примеру, этого не делаете?

ДЯ: Ронни по-прежнему очень большой и для межсезонья выглядит совсем неплохо. Ему есть что показать!

ГЪ: У вас есть друзья среди культуристов?

ДЯ: Мало, по правде говоря. Из «старой гвардии» я дружу только с Крисом Кормье. Он иногда приезжает ко мне потренироваться. Сейчас готовится к «Айронмэн Про». С большинством остальных профи мы общаемся только на соревнованиях. И то: «Привет, пока!» К примеру, с Ронни Колеманом мы вместе выступали раз десять, не меньше, но так ни разу толком и не поговорили.

ГЪ: Что вы можете сказать о своем давнем сопернике Нассере Эль Сонбати?

ДЯ: Он был совсем неплох два или три года. Очень быстро дошел до уровня призера «Олимпии», но потом так же быстро «сдулся». Спереди он выглядел отлично, но вот сзади и сбоку хуже. И в плане «массы», и в плане рельефа.

ГЪ: Каково это – быть «Мистером Олимпия»?

ДЯ: «Мистером Олимпия» я был на подиуме. А в обычной жизни никогда не забывал о том, что я муж и отец.

ГЪ: Вы знамениты тем, что добились феноменальных результатов в бодибилдинге, не прибегая к услугам тренеров. А что вы думаете о современных знаменитых тренерах – гуру от бодибилдинга?

ДЯ: Замечу, что заниматься непременно с тренером – это отличительная черта американцев. Им это прививается со школьной скамьи. Есть очень хорошие специалисты. Чарльз Гласс, например. Что я думаю о таких ребятах как Дэйв Палумбо или Милош Сарцев? Их советы могут причинить вред здоровью.

ГЪ: Что вы можете сказать об организации бодибилдинга в Англии?

ДЯ: По нашим правилам чемпион мира не имеет права участвовать в любительских турнирах. Но профи-турниры проходят в Англии редко. Больно дорого. Провести такой турнир в среднем стоит около 70 тысяч долларов.

ГЪ: Почему в Англии пока так и не появился второй Дориан Ятс, а все чемпионы живут в США?

ДЯ: Дело в том, что в США бодибилдинг включен в школьную программу обучения. В Великобритании этого нет.

ГЪ: Известно, что бодибилдинг не так популярен в Англии как в США. Почему же вы не перебрались в Штаты? Или хотя бы не переехали в Лондон?

ДЯ: Мой родной Бирмингем – небольшой город в двух часах езды от Лондона. Население – всего 250 тысяч человек. Но как я могу уехать отсюда в тот же Лондон, если здесь моя семья, мои друзья? Да в Лондоне и покачаться-то толком негде! Когда я приезжаю в Лондон, то сперва иду в Букингемский дворец, а после этого ищу тренажерный зал (смеется).

ГЪ: Чем вы сейчас занимаетесь?

ДЯ: Вся моя деятельность сосредоточена вокруг бодибилдинга. Я – владелец зала, который называется «Темпл Джим». Занимаюсь персональным тренингом. Консультирую людей, в том числе по Интернету. Занимаюсь разработкой спортивного питания. Сейчас относительно новая тема – программа сертификации тренажерных залов.

ГЪ: В чем ее суть?

ДЯ: Речь идет о небольших фитнес-центрах, которые могут получить название «Зал Дориана Ятса» и определенную информационную поддержку.

ГЪ: Ваша линейка спортивного питания известна во всем мире. Вы – всего лишь лицо этой марки или нечто большее?

ДЯ: Что касается моей линейки, то я все делаю сам, включая разработку продуктов.

ГЪ: Тогда сразу же еще вопрос: а какие пищевые добавки вы считаете наиболее эффективными?

ДЯ: На первом месте протеин. Без вариантов. Далее я бы выделил глютамин, ВСАА и креатин.

ГЪ: Как вы относитесь к женскому бодибилдингу?

ДЯ: Я с уважением отношусь к спортсменкам, но лично мне женский бодибилдинг в нынешнем виде не нравится. На кого пытаются быть похожими эти дамы? Все верно, на мужчин! Отсюда низкая популярность женского бюодибилдинга и маленькие призовые.

ГЪ: Что для вас бодибилдинг? Спорт или профессия?

ДЯ: Спорт и профессия (улыбается).

ГЪ: А если спросить немного иначе: боибилдинг – это спорт или шоу?

ДЯ: Бодибилдинг – это спорт. Однозначно.

ГЪ: Не секрет, что в бодибилдинге встречаются атлеты нетрадиционной ориентацией. Как вы к ним относитесь?

ДЯ: Каждый имеет право вести себя как угодно, если это не вредит окружающим. Это их выбор. Но по мне, лучше быть честным геем нежели продавать себя.

ГЪ: Что означают ваши татуировки?

ДЯ: Символ Британии – тут все понятно. Собака – зверь, который никогда не сдается. Были и другие, но я их вывел. В целом они означают то, что я сделал их в молодости не от большого ума (улыбается).

ГЪ: Говорят, что вы – большой любитель футбола…

ДЯ: Ерунда! К футболу я равнодушен. В этом плане я – не типичный англичанин. И особым патриотом тоже себя не считаю. Быть может потому, что я – наполовину немец.

ГЪ: Вы – верующий человек?

ДЯ: Я верю в бога, но не в религию.

ГЪ: У вас есть дети?

ДЪ: да, у меня уже взрослый сын. Он занимается персональным тренингом и массажем. Тренируется. Похож по строению мышц на меня. Никуда не денешься – гены! А еще есть дочь Тани. Ей восемь лет.

ГЪ: Что вы предпочитаете из еды?

ДЯ: Никогда не откажусь от хорошего стейка. После соревнований очень любил мороженое. И филе миног.

ГЪ: Вы пьете алкоголь?

ДЯ: Да, могу позволить себе расслабиться. Люблю, например, текилу. Пару лет назад начал пить пиво. Очень нравится итальянское пиво «Парони» и бельгийское «Стелла Артуа».

ГЪ: На каких машинах вы ездите?

ДЯ: У меня всего один автомобиль марки «Астон Мартин DB9». Такой же как у Джеймса Бонда ( цена игрушки – 500 тысяч долларов – прим.ред.)

ГЪ: Ваше отношение к одежде?

ДЯ: Я люблю красивую одежду. Слава богу, теперь я могу позволить себе покупать дорогую и одновременно удобную одежду. Раньше, когда я весил 140 кг, это было затруднительно.

ГЪ: Какую-то конкретную марку одежды предпочитаете?

ДЯ: Мне нравится, например, Prada, в ней я чувствую себя комфортно.

ГЪ: Какие фильмы вы любите?

ДЯ: Когда я дома, я люблю смотреть кино, но не голливудские фильмы, которые мне кажутся слишком искусственными, а русские, например, «Брат» или «Брат 2». Моя девушка (она из Чехии) их переводит. Я люблю слушать музыку в стиле хаус, Мне близка также группа Massive Attack.

ГЪ: Что вы считаете главным событием в вашей жизни?

ДЯ: Рождение детей!

ГЪ: Что Вас интересует в жизни после того, как вы закончили карьеру спортсмена?

ДЯ: Я люблю путешествовать, спорт дал мне такую возможность. Может быть, я посетил не все страны, но большинство, это точно! Я имею друзей по всему миру… Мне нравится видеть живую природу, я бывал в Африке и даже видел охоту на львов… Но, главное, я получаю большие впечатления от общения с людьми в разных странах, изучаю культуру и я очень рад, что мне удалось побывать в России, я давно этого хотел, и это тоже стало возможным благодаря моей профессии.

ГЪ: Что бы вы могли сказать о России, удалось ли Вам увидеть Екатеринбург?

ДЯ: Я очень признателен, что получил приглашение приехать в Россию, я давно этого хотел. У этой страны очень глубокая и интересная история, менталитет русских людей похож на англичан, поэтому мне очень понравилось общаться с теми людьми, которых я здесь встретил. Я увидел, что бодибилдинг в Екатеринбурге имеет огромную популярность, и что тысячи людей стремятся стать более спортивными и здоровыми. Это не может не радовать. Екатеринбург – очень красивый город, но, я знаю, что в России есть и другие прекрасные города – Санкт-Петербург, Москва. Было бы здорово их увидеть, поэтому я хотел бы вернуться в Россию.

Алексей Веселов
Made on
Tilda