Кевин Леврон – Мускульная Машина из Мэрилэнда
ЗВЁЗДЫ
Буквально через две недели мы увидим возвращение Кевина Леврона на подиум «Олимпии». Или не увидим. Но интрига закручена на предела. В этой связи я решил выложить эксклюзивное интервью с Левроном, сделанное для журнала «Геркулесъ» в декабре прошлого года.

В 1995 году в Питере прошел первый турнир с участием культуристов-профессионалов «Гран-При России». БКЗ «Октябрьский» был забит под завязку. Звезды опаздывали, у них отложили рейс, но никто не расходился и толпа добрый час ждала своих героев. Их встречали как героев, как инопланетян! Винс Тэйлор, Нассер Эль Сонбати, Ронни Колеман – каждый из них уже тогда был легендой. Но больше всего внимания в тот вечер было приковано к Кевину Леврону. Он был не просто хорош – он был идеален! Феноменальные дельты, тончайшая талия, умопомрачительные трицепсы, классная спина и чемпионская харизма! Конечно, он победил. Тогда я, всеми правдами и неправдами за кулисы, даже не подозревал, что в декабре 2016 года благодаря компании Victory Distribution, которая является дистрибьютором брэнда спортивного питания Kevin Levrone Signature, буду запросто сидеть с ним за столиком в отеле и вести беседу о нем самом и о бодибилдинге.

Геркулесъ: Кевин, вы трижды были в России. Последний раз 18 лет назад. На ваш взгляд, что-то изменилось в нашей стране за это время?

Кевин Леврон: Да, все верно, я был в России трижды на турнирах «Гран-При России» в 1995, 1996 и 1997 годах. Первые два раза это был Санкт-Петербург. Последний раз – Москва. В 1995-м мне довелось победить. В 1997-м году я тоже рассчитывал на выигрыш. Для меня это была бы седьмая победа подряд. Но ваши судьи решили иначе, и первым стал Ронни Колеман. Изменилась ли за это время Россия? Да, и очень сильно. В Москве появилось много новых высоких зданий, дорогих автомобилей. Дороги стали гораздо лучше. Москва стала больше похожа на то, что я привык видеть в крупных городах в Америке.

Гъ: На протяжении всей вашей карьеры в бодибилдинге вы все время выглядели по-разному. Вы были то относительно небольшим по объемам, но очень «сухим», то не таким рельефным, но громадным и наполненным. То с волосами, то без волос. С чем это было связано?

К.Л.: С тем, что мне постоянно хотелось меняться, хотелось чего-то нового. И потом я стремился достичь такой формы, которая была бы конкурентоспособна на турнирах. Скажем, в 1997 году, когда я готовился к конкурсу «Арнольд Классик»…

Гъ: Это было не в 1997 году!

К.Л.: А когда, по-вашему?

Гъ: В 1996-м! Тут Леврон немного думает, потом хитро улыбается и говорит: «Верно! А сколько раз и когда я выигрывал «Арнольд Классик»?

Гъ: Это очень просто: в 1994-м и 1996-м годах.

К.Л.: Верно. Ну, так вот: в 1996-м я знал, что Флекс Уиллер сделает ставку на «массу», и решил превзойти его в этом плане. И я выставил самый большой вес в своей карьере: 257 фунтов ( 116, 5 кг – прим.ред.). Флекс тогда после произволки посчитал, что уже выиграл, но победа все же осталась за мной.

Гъ: А когда, на ваш взгляд, у вас была лучшая форма?

К.Л.: В 2000-м году, когда я стал вторым на «Олимпии» за Ронни Колеманом. Я был довольно большой, порядка 109 кг, но при этом «сухой» и сбалансированный. Ронни был больше, около 120 кило, но в рельефе он мне проигрывал все же, и у него выпирал живот. До сих пор считаю, что должен был тогда победить. Очень хорошая форма была на самой первой моей «Олимпии» в 1992-м году. Тогда я был не просто «сухим», а «порезанным до костей» при весе около 220 фунтов ( 100 кг – прим.ред.). При этом ноги были очень большие и «глубокие». Мало того, что я тогда изначально сделал ставку на «качество», так еще и пришлось перенести очень тяжелый перелет в Финляндию, в г.Хельсинки, где проходили соревнования. Из-за этого я еще «суше» стал. Еще я был невероятно рельефным на конкурсе «Ночь Чемпионов» 1992 года, на котором мне удалось победить.

Гъ: На «Олимпии» 1992 года вы заняли второе место, обойдя многих великих атлетов, которые были на пике формы: Шона Рэя, Ли Лабраду, к примеру. Но Дориана Ятса обыграть все же не удалось.

К.Л.: Это правда. Спереди я смотрелся не хуже его, но когда поворачивался спиной, то все же проигрывал. Не сказал бы, что у меня была плохая спина, просто у Дориана она была просто невероятной!

Гъ: Через год ваша спина смотрелась уже намного лучше, а потом и вовсе стала чуть ли не эталоном. За счет чего удалось так прибавить в спине?

К.Л.: Я как-то приезжал к Дориану в гости, и мы качались вместе в его зале «Темпл Джим». Ну и он показал мне несколько новых упражнений, как он их делает. Мне это все понравилось, и очень помогло.

Гъ: Вы много соревновались и с Дорианом Ятсом, и с Ронни Колеманом. Можете ли вы сравнить этих двух чемпионов. Кто был более крут?

К.Л.: Дориан – прежде всего большая личность. Очень цельная, сильная. А Ронни был просто громадным, особенно на пике карьеры. Невероятно, недостижимо большим! И все же Дориан для меня более велик, потому что Ронни я побеждал много раз, а его ни разу.

Гъ: А шансы были? Когда?

К.Л.: В 1994-м году, когда Дориан соревновался с травмой руки, я должен был побеждать его. Но судьи решили иначе.

Гъ: В 1995 году на «Гран-При России» в Санкт-Петербурге вам вручили громадный приз за победу. А потом мои знакомые рассказывали, как помогали тащить его до отеля.

К.Л.: Приз был обалденно красивый, но жутко тяжелый! Даже толком не понимаю, как мне его удалось довезти до дома. Сейчас он занимает почетное место в моей коллекции трофеев. Мне еще повезло, что тот «Гран-При России» был последним в туре, и после него мы отправились домой. Иначе даже не знаю, что бы я делал с этим трофеем.

Гъ: В 1997-м году на «Гран-При России» в Москве вы были просто в феноменальной форме, выиграли перед этим подряд шесть таких же «Гран-При» и должны были выиграть и седьмой, но на вашем пути встал Ронни Колеман.

К.Л.: Да, я полагаю, что должен был победить. Вы там были?

Гъ: Да. Я протягиваю Кевину журнал «Культура Тела» 2001 года, где большая статья о нем. Я показываю на фото, где мы здороваемся с ним за руку. -Это я!

К.Л.: Обалдеть! Кевин с интересом начинает рассматривать это и другие фото в статье. Да тут практически все обо мне! А как вы считаете, почему Ронни поставили тогда первым. Чем он был лучше меня?

Гъ: Я думаю, что судьям понравилось то, что он был большим и наполненным, очень сочные такие мышцы были у него. И при этом очень рельефные. «Секлись» ягодицы и низ спины. И потом наши судьи всегда были неравнодушны в бицепсам с ярко выраженными «пиками». У вас таких все же не было. Тем не менее, я считаю, что именно вы должны были победить. Я тут буквально на днях делал интервью с опытными российскими атлетами-чемпионами. С одним про мышцы рук, с другим – про дельтовидные мышцы. И когда я спросил их, чьи руки и плечи они считают образцовыми, они оба назвали ваше имя и при этом отметили, что дело даже не в руках или плечах самих по себе, а в общей компоновке мышц, пропорциях и балансе.

К.Л.: Приятно слышать!

Гъ: А правда ли, что вы тогда посоветовали Ронни смешать кофе с водкой? И что, якобы, это помогло ему набрать рельеф и победить?

К.Л.: Именно так. Он участвовал в том же туре, но занимал все время третьи-четвертые места. Ему не хватало рельефа, под кожей было многовато воды. И да, я посоветовал ему смешать кофе с водкой, он выпил, и за счет этого воду вытянуло из-под кожи. После этого мне больше никогда не удавалось его победить. Ни разу!

Гъ: Я помню, что тогда в Москве вы еще один коктейль соорудили.

К.Л.: Да, я смешал русский квас с водкой. Мне понравилось. Люблю эксперименты!

Гъ: Вы в свое время были рекордсменом по числу выигранных профи-турниров. У вас их набралось аж 20! Вы беспрерывно выступали. В то время как основной ваш соперник Шон Рэй обычно появлялся на сцене лишь раз в год на «Олимпии. Почему вы так много соревновались? Вам нужны были деньги? Титулы? Вы просто любили путешествовать?

К.Л.: Да, я соревновался очень много. Выступил на 68 турнирах. Я любил выступать, любил сцену. И мне не нужно были при этом особо сбрасывать лишний вес. Скорее я набирал массу к турнирам. И мог войти в форму очень быстро. Четырех месяцев всегда хватало. За счет этого я был всегда непредсказуемой угрозой для соперников, поскольку никто не мог понять до последнего момента, готовлюсь я или нет. Но больше всего мне нравилось и нравится путешествовать, открывать для себя новые страны, знакомиться с новыми людьми.

Гъ: В 2002- году вы в четвертый раз стали вторым на «Олимпии», но выглядели снова по -другому. Такой мощи в ногах, к которой мы, фанаты, привыкли, уже не было. С чем это было связано?

К.Л.: После «Олимпии» 2000 года, когда я реально мог и должен был побеждать, но меня снова поставили вторым, у меня случился какой-то внутренний надлом, что ли. Я перестал верить в то, что когда-то смогу выиграть титул «Мистер Олимпия». После этого я по инерции еще продолжал готовиться и выступать, но энтузиазма былого уже не было. На последней своей «Олимпии» в 2003 году я стал шестым, после чего сказал себе «хватит».

Гъ: В последнее время в Интернете гуляет информация о вашем возможном возвращении на «Олимпию». Периодически появляются ваши фото, где вы в неплохой довольно форме. Это правда или все же слухи? Или же грамотно спланированный пиар?

К.Л.: Сам я подобных заявлений ни разу не делал. Это все дело рук моих фанатов. Люди подходят ко мне в зале и начинают говорить: «Кевин, ты должен вернуться! Кевин, ты должен выступить!» Но у меня подобных желаний пока не возникает. И все же надо понимать, что мне уже 50 лет.

Гъ: На вид не дашь больше 35! И вы такой стройный, подтянутый. Не возникает желания раскачаться, стать большим, как в молодости?

К.Л.: На самом деле я не такой уж и маленький. Тут Кевин сгибает руки, и через свитер проступает банка обхватом сантиметров 45 на глазок. Просто мне нравится быть поджарым, я комфортно чувствую себя при этом весе. Не вижу смысла таскать на себе огромную тушу с высоким процентом жира, как делают некоторые, просто чтобы ощущать себя большим.

Гъ: Мы почти ничего не знаем о вашей личной жизни…

К.Л.: Я просто не люблю афишировать свою личную жизнь, свою семью. У меня много братьев и сестер. Мы очень дружны. А еще у меня есть сын Габриэль. Ему 9 лет.

Гъ: Я знаю, что вы – большой поклонник рок-музыки. У вас даже была своя группа Full Blown. Мне, к сожалению, не довелось послушать ее. А что это была за группа? В каком стиле она играла?

К.Л.: Скорее это был альтернативный рок. Одну из песен мы назвали русским словом Dospidonia.

Гъ: Наверное, вы имели в виду «До свидания».

К.Л.: Ну да. А как это звучит по-английски?

Гъ: Good bye.

К.: У вас хороший английский, кстати.

Гъ: Спасибо. Вы приехали сейчас в Россию поддержать свой брэнд спортивного питание Kevin Levrone Signature. Как у вас родилась идея выпускать свое питание? И чем оно отличается от продукции конкурентов?

К.Л.: За время соревновательной карьеры я накопил огромный опыт, в том числе и в деле использования различных пищевых добавок. И я имел четкое представление, что работает, а что нет, и мне хотелось что-то исправить, улучшить. Вот так появилась моя линейка продуктов. Я лично контролирую все вопросы, связанные с ней и занимаюсь практически всем. То есть участвую в разработке самих продуктов, подборке ингредиентов, разработке вкусов и так далее.

Гъ: Вы планируете в будущем приехать к нам еще?

К.Л.: Обязательно! Мне очень нравится Россия и русские люди.


Алексей Веселов
Made on
Tilda