Отчего погиб Майк Матараццо?
ЗВЁЗДЫ
Майк Матараццо никогда не был великим чемпионом, но много лет считался едва ли не самым популярным культуристом в Америке. Он был симпатичным, обаятельным и дружелюбным, и, как принято сейчас говорить, харизматичным. А еще очень большим, а американцы ведь любят все самое большое. Его сложение не было лишено недостатков, но при этом его икры и бицепсы признавались лучшими в мире. Не выиграв ни одного профи-турнира, Майк сумел вписать свое имя золотыми буквами в летопись американского, да, пожалуй, и мирового бодибилдинга.

Далеко не все знают, что умерев в возрасте 48 лет, Майк мог это сделать гораздо раньше. Первый раз – в 1993-м, когда ему стало плохо прямо на сцене, второй – в 2006-м, когда понадобилось несколько операций на сердце. Его короткая жизнь была подвигом. Кто же он был – МайкМатараццо и что убило его?

Матараццо родился в 1966 году в Бостоне. Юность его прошла в не слишком благополучном районе, и Майк по примеру многих других подростков записался в боксерскую секцию. А потом он попросту захотел стать большим и сильным и начал качаться. Дело пошло, да еще как! В итоге Майк всерьез "заболел" бодибилдингом, начал почитывать качковские журналы. Больше всего его интересовало, насколько большим он сможет стать. "Из великих атлетов меня тогда восхищали Арнольд Шварценеггер, Лу Фериньо и Серджио Олива, но, пожалуй, больше всех - Ларри Скотт, - признавался Майк. - Его бицепсы казались мне совершенными, особенно с учетом его роста и сложения. И вообще он казался мне каким-то особенным. Позднее, когда я познакомился с ним, я понял, что не ошибся."

Первые победы

Матараццо какое-то время пытался совмещать бокс с бодибилдингом, но, хотя он и добился немалых успехов на ринге (к примеру, в 1985 году он стал победителем чемпионата штата Массачусетс «Золотые перчатки» в полутяжелом весе), любовь к «железу» все-таки взяла верх. Нельзя сказать, что успехи Матараццо в деле накачки «массы» сильно радовали окружающих его качков. Дело в том, что, стремясь стать большим, Майк шел к этой цели кратчайшим путем. А именно: старался любой ценой поднять как можно больший вес, не особо следя за техникой выполнения упражнения. Старожилам это жутко не нравилось, и они пытались вправить ему мозги: «Эй, парень, так подбрасывая штангу, ты вряд ли накачаешь себе руки, зато в больницу загремишь совершенно точно!» Матараццо не обращал на эти увещевания ни малейшего внимания, продолжая упорно применять читинг и прочие «грязные» приемчики, литрами поглощал белковые смеси и рос как бамбук! Хотите рецепт коктейля от Матараццо? Легко: пара-тройка банок тунца смешивается с апельсиновым соком в блендере и выпивается! Довольно скоро он раскачал свои «колотушки» до 50 см! Завистливым качкам-ветеранам не оставалось ничего другого, как продолжить бубнеж, но уже немного в другом духе: «Да, парень, ты, конечно, здоровый, но в плане соревнований тебе вряд ли что-нибудь «светит». «Чтобы заставить заткнуться этих ребят, я выступил на турнире «Массачусетс Голд Классик»-89 и стал чемпионом как в тяжелом весе, так и в абсолютном зачете!» - вспоминал Майк. Скептики были посрамлены.

Однако едва ли не более важным, чем успех на подиуме, стало для Матараццо знакомство с президентом NPC (главной федерацией американских культуристов) Джимом Мэньоном, который разглядел в Майке большой потенциал и порекомендовал ему проверить силы на национальном уровне. Сказано - сделано. В 1990-м году Майк перебирается в мекку американского бодибилдинга городок Венис (штат Калифорния), заручается поддержкой знаменитого клуба Gold's Gym, который берется его спонсировать, и начинает подготовку к конкурсу «Мистер США», который должен был состояться в 1991 году в городке Санта-Моника. «Это была поистине героическая подготовка, - с гордостью вспоминал Майк. - Фаворитом предстоящего турнира считался Флекс Уиллер. Я же был никто, «темная лошадка» и понимал, что для того, чтобы побить Флекса и остальных ребят, я должен был прыгнуть выше головы. Полгода занимался в зале по 3-4 часа в день и каждый вечер засыпал с мыслью о том, что я буду чемпионом. При этом мне было совершенно все равно, что говорили о моих предстоящих соперниках». В итоге Матараццо выставил на сцене при росте в 178 см 111 кг «сухих» мышц и руки объемом в 56 см! Он победил как в своей категории, так и в «абсолютке», обыграв помимо финишировавшего вторым Уиллера не менее знаменитого впоследствии Криса Кормье. Это был год печально знаменитого раскола в бодибилдинге, когда устроитель турниров по рестлингу Винс МакМахон совместно с Томом Плацем создали альтернативную ИФББ федерацию ВБФ и солидными гонорарами переманили туда таких вейдеровских знаменитостей как Майк Крисчен, Берри Де Мей, Майк и Джим Квинн и ряд других. Матараццо получил от МакМахона заманчивое предложение – 100 000 долларов в год. Это было вдвое больше его контракта с Вейдером, но Матараццо не поддался.

Нет диуретикам

Перейдя в профи, Майк на своей шкуре ощутил, что это совсем другой уровень. Здесь одними габаритами было трудно кого-то удивить. Бритвенный рельеф - вот что ему было необходимо! Однако попытка сделать «ядерное качество» на конкурсе «Арнольд Классик»-93 едва не закончилась трагедией. В погоне за суперрельефом Майк перебрал с диуретиками и калием, минералом, который очень сильно сгущает кровь. При этом он практически не пил! На подиуме Матараццо весил 109,5 кг и выглядел феноменально, не потерявшись на фоне таких мегазвезд как Флекс Уиллер, Ли Лабрада и Пол Диллет и умудрившись занять почетное шестое место. Однако какой ценой ему это далось! «Я практически не мог позировать, меня всего сводило, - вспоминал Майк, - временами у меня темнело в глазах, и я ровным счетом ничего не видел». В итоге атлет оказался на больничной койке, и медикам пришлось немало потрудиться, чтобы привести его в порядок. «Я лежал в палате, рядом со мной были мои родители, и я никак не мог понять, что заставило меня едва не убить себя», - так отзывался о тех событиях годы спустя Матараццо.

Второе рождение звезды

Матараццо сделал надлежащие выводы из своих злоключений и к 1996 году созрел для продолжения соревновательной карьеры на новом уровне. Для возвращения в большой бодибилдинг он выбрал не какой-нибудь второсортный турнирчик, а «Ночь Чемпионов»! На подиуме Матараццо заявился с едва ли не лучшим рельефом и финишировал пятым, обойдя таких знаменитостей как Альбрехт, Яблоницки, Эдди Робинсон и Страйдом. Спустя год он сумел подняться на одну ступеньку выше, а в 1998 году замкнул призовую тройку. Надо сказать, что тот год стал вообще самым удачным в карьере Майка. Помимо «бронзы» на «Ночи Чемпионов» ему тогда удалось финишировать вторым на «Торонто Про», одолев красавчика Криса Кормье, а главное - пробиться в заветную десятку на «Олимпии». «Это было невероятно, - вспоминает Майк, - мои родители присутствовали в зале, и когда Джо Вейдер повесил мне на шею медаль, я снял ее и передал родителям. Я очень горд тем, что сумел это сделать для них».

Любимец публики

Уже тогда Матараццо просекал, что вряд ли когда-нибудь станет «Мистером Олимпия» или хотя бы войдет в призы, но ему было плевать. И дело было не только в долгосрочном контракте с Вейдером. Популярность Майка среди американских поклонников «железной игры» была беспредельна! «Когда я выскакиваю на сцену, я перестаю быть самим собой и превращаюсь в некоего трансформера, сгусток энергии, – как-то проговорился Майк. - Это как в боксе, когда ты слышишь гонг перед первым раундом и выскакиваешь на ринг. Люди приходят на турниры по бодибилдингу с тем, чтобы увидеть нечто особенное, и я даю им это. Конечно, я мог бы без особых проблем показывать, как другие атлеты, классические позы, но я понимаю, что публике этого мало. Вот почему мне с каждым годом хочется становиться чуточку безумнее». Особенно публика бесновалась, когда Матараццо высовывал свой невероятно длинный язык, прямо как «Дракула» Джин Симмонс из группы «Кисс»: «Порой бывает так, что не успеешь выйти на сцену, как мальчишки начинают кричать: «Покажи нам язык, Майк!». Я впервые высунул язык на конкурсе «Мистер США» в 1991 году, - вспоминал Матараццо. - Я был настолько переполнен эмоциями, что попросту не нашел другого способа выразить их. Я сделал это, и публике понравилось!» Надо сказать, что первым спрыгивать со сцены в зал и позировать прямо среди публики придумал именно Майк.

Конечно, срывание рубашки на подиуме или спрыгивание со сцены в зрительный зал - это весьма эффектно, однако фанаты почитали Майка не только за это. Зрителя, как известно, не обманешь, и Матараццо подкупал своих поклонников предельной искренностью. «Лишь какая-то сильнейшая травма может помешать мне выступить на соревнованиях, - признается он. - К примеру, в 1993 году во время «Олимпии» я заболел и был не в форме, но, тем не менее, вышел на подиум точно так же, как несколько лет спустя, когда толком не оправился от операции по поводу грыжи: «Чтобы я сошел с дистанции и сдался? Не бывать этому!»

Проблемы с сердцем

После «Олимпии» 2001 года, на которой Матараццо присудили 21 место, он принял решение о завершении своей карьеры бодибилдера. Майк перебрался в небольшой тихий городок Модесто в штате Калифорния и тихо и мирно проживал там. В 2006 году у Майка и его жены Лэйси родился сын Майкл, а в 2008-м дочь Миа. Но еще до этого ему пришлось пройти через суровые испытания. «В какой-то момент я начал сильно уставать и никак не мог взять в толк, почему, - признавался он. - Я все еще серьезно «бомбил» в зале, весил 123 кило и был настроен вернуться на подиум весной 2005 года. Но как-то декабрьской ночью я проснулся и обнаружил, что кашляю кровью, и у меня пена на губах. Я задыхался, легким не хватало воздуха. Жена домчала меня до госпиталя, где обнаружилось, что у меня застойная сердечная недостаточность. Две мои артерии были заблокированы на 100% , а третья на 78%». Врачи сделали Майку тройную операцию на сердце. Но это помогло лишь на время. Спустя три года его артерии вновь покрылись холестериновыми бляшками, и Майк перенес инфаркт прямо во время обследования. На этот раз врачи вживили ему дефибриллятор. Их приговор был неутешителен: сердце атлета работало на 20-25%. При снижении этого показателя ниже 20% Матараццо должны были внести в список на пересадку сердца. После этого, несмотря на все усилия, ему удалось протянуть всего семь лет. Или целых семь лет? Пережив инфаркт, Майк, по его собственному признанию, стал наслаждаться каждой секундой жизни: «Раньше я думал, что самое главное – быть большим, а теперь – быть просто живым».

Повинны ли в том, что случилось, стероиды? Сам Матараццо считал, что да. Ведь он принимал их годами, пусть и не в особо огромных дозировках, где-то около 1000 -1500 мг в неделю, время от времени делая перерывы в 4-5 месяцев. «Когда вы вливаете в себя мощное лекарство, с вами может случиться всё что угодно, - говорил он в одном из интервью. – И если другие ребята думают, что им повезет проскочить, это самообман. И гибель ряда атлетов в возрасте до 40 лет это подтверждает. Кто-то скажет, что это – генетика, но ни у кого из моих предков не было проблем с сердцем. Я-то еще ладно, был звездой, зарабатывал этим, и все такое. Но когда парни засаживают в себя огромные дозы всего лишь ради победы на местном конкурсе или даже вообще просто чтобы быть большими – я этого не понимаю».

Алексей Веселов





Made on
Tilda