Яндекс.Метрика
Откровенно обо всем: один на один с Ронни Колеманом
ЗВЁЗДЫ
Всем привет! С вами Алексей Веселов, издатель журнала "Геркулесъ"!

Звезд в последнее время развелось великое множество. В том числе и в бодибилдинге. Тем паче, что появились новые номинации, не требующие многолетней работы над мышечными объемами и формой. Подкачался чуток, выиграл где-то – и вот ты уже звезда. Но есть и настоящие звезды, звезды с Большой буквы, те, кого помнят десятки лет, о ком слагают легенды. Ронни Колеман – из их числа. Многое, что связано с ним, достойно удивления и восхищения. И рекордные восемь титулов «Мистер Олимпия» - здесь с ним может тягаться только Ли Хейни. И небывалый прорыв к чудовищной «массе», который случился после 10 лет в большом спорте. Но более всего то, что Ронни долго ходил в записных аутсайдерах и середняках, и за пару-тройку лет до его первой победы на «Олимпии» разве что ненормальный мог предречь ему такое будущее. Это интервью родилось как результат личной встречи 9 декабря в Санкт-Петербурге, куда великий атлет приехал в рамках своего тура по России в поддержку брэнда спортивного питания Ronnie Coleman Signature Series, организованного компанией Fooddirect.

Геркулесъ: Ронни, я впервые увидел вас в 1991 году на турнире «Мужчина и женщина»
на призы газеты «Советский спорт» в Санкт-Петербурге. Уже тогда вы имели потрясающую мускулатуру. Особенно феноменальны были руки.

Ронни Колеман: Да, это было через неделю после моей победы на чемпионате мира в Варшаве. Я был в очень хорошей форме тогда. Но весил мало, где-то 97 кг. При этом у меня были руки в 55 см! Правда, и ноги были не намного больше – порядка 65 см. После этого я приналег на «массу», и главный акцент был на самые крупные мышечные группы – ноги и спину. Я качал их по два раза в неделю, чередуя тяжелые и легкие тренировки.



Гъ: Любопытный факт: в 1991 году вы сумели стать чемпионом мира, но на чемпионате США заняли лишь четвертое место. Почему? Неужели был такой высокий уровень участников?

Р.К.: Уровень и впрямь был высок. Меня обошли такие знаменитые атлеты как Кевин Леврон, Флекс Уиллер и Пол Де Майо. Я знал гораздо меньше этих ребят о тонкостях подготовки. У меня было просто меньше опыта, хотя форму я выставил весьма достойную. Сказалось и то, что эти парни были просто больше известны, больше раскручены, чем я.



Гъ: У вас были любимые упражнения?

Р.К.: В начале 80-х годов я увлекся пауэрлифтингом. Потом меня стал больше привлекать американский футбол, а плотно бодибилдингом я занялся уже ближе к 1990-му году. Но любовь к основным пауэрлифтерским упражнениям сохранилась. Так что мои любимые движения – это жим лежа, приседания и становая тяга.



Гъ: Несмотря на титул чемпиона мира в тяжелом весе, на конкурсе «Мистер Олимпия» 1992 года в Хельсинки (Финляндия) вы не смогли пробиться в число 15 сильнейших. Как так вышло?

Р.К.: Я выглядел неплохо. Просто было слишком много участников, 22 человека, кажется. Поэтому судьи меня попросту не заметили.



Гъ: В 1993-м году на «Олимпии» вы не выступили…

Р.К.: Но я соревновался в тот год четырежды: на «Гран-При Германии», «Гран-При Франции», на турнире «Ниагара Фоллз». Везде вошел в шестерку, но чтобы пробиться на «Олимпию» этого не хватило.



Гъ: Никто не ожидал, что после ухода Дориана Ятса именно вы станете новым «Мистером Олимпией». Фаворитом считался Флекс Уиллер. Я недавно говорил с ним об этом. Он признает, что по делу проиграл в 1998 году. Единственное, не может понять, почему выиграл, и с большим перевесом первые два раунда, но проиграл произвольную программу, ведь в этом компоненте он всегда был лучше.

Р.К.: Я думаю, что Флекс позировал слишком быстро, не фиксировал позы, и поэтому судьи поставили ему такие оценки. Я же удерживал каждую позу по несколько секунд, позируя под более плавную музыку, и это позволило судьям получше рассмотреть мою мускулатуру. Но вообще-то моя форма была лучше в этот день.



Гъ: Флекс сказал, что одна из причин его поражения в том, что незадолго до «Олимпии»-98 у него закончился контакт с компанией Weider, а вы, наоборот, его заключили.

Р.К.: На самом деле на тот момент у меня был контакт с фирмой Met-RX, который закончился весной 1999 года.



Гъ: Я, как многие, считаю, что вы тогда просто выглядели гораздо лучше, чем Флекс. В чем секрет столь стремительного прогресса?

Р.К.: Перед началом подготовки к «Олимпии»-98 Флекс Уиллер познакомил меня с известным тренером Чадом Николзом, мужем «Мисс Олимпии» Ким Чижевски. Одно время Чад был диетологом Майка Тайсона, так что это очень авторитетный специалист. Он здорово помог мне в подготовке. Если прежде я ел 3000 калорий, то затем стал есть 6000. Если делал раньше 45 минут аэробики в день, то стал делать 2 часа, и так далее.



Гъ: Когда у вас была лучшая форма?

Р.К.: На «Олимпии» 1998 года. Возможно, кому-то мое мнение покажется предвзятым, но я так считаю. Там было наилучшее сочетание массы и рельефа. Также я бы выделил форму на турнире «Арнольд Классик» 2001 года. Там я тоже выставил очень хороший рельеф, но, пожалуй, мышцы были не такими наполненными, как на «Олимпии»-98.



Гъ: Вы стали первым «Мистером Олимпия», который решил выступить на турнире «Арнольд Классик» в 2001 году. Ни Ли Хейни, ни Дориан Ятс этого не делали. А почему вы так решили?

Р.К.: Одним из призов победителю был внедорожник «Хаммер». А я очень хотел «Хаммер» (смеется - прим.ред.)



Гъ: На конкурсе «Мистер Олимпия» 2002 года вы вышли неожиданно маленьким, куда более легким, чем прежде. В чем причина?

Р.К.: Просто…я был меньше! Так получилось.



Гъ: Титул вам, тем не менее, удалось отстоять. Но на турнире «Шоу Силы», который состоялся после «Олимпии» вы все-таки проиграли Гюнтеру Шлиеркампу.

Р.К.: Я не считаю, что проиграл тогда. Пропорции Гюнтера вряд ли могли измениться за столь короткий срок.



Гъ: В 2006-м году вы пытались установить рекорд и стать 9-кратным «Мистером Олимпия», были в отличной форме, но все же проиграли Джею Катлеру. Что вы об этом думаете?

Р.К.: На самом деле, я до сих пор уверен, что тогда победил. Я был в очень хорошей форме. Просто это было политическое решение. Судьи подумали, что с меня и восьми титулов хватит.



Гъ: На следующий год вы попытались вернуть титул, но в итоге стали лишь четвертым и выглядели заметно хуже, чем годом ранее. Как так вышло?

Р.К.: Вся беда в том, что я стал слишком старым. Ли Хейни, когда он выиграл свой восьмой титул, было всего 32 года, а мне в 2007 году целых 43! Я пытался обмануть время, но это не удалось.



Гъ: Но если вы понимали, что возраст уже не тот, может, не стоило выступать?

Р.К.: Дело в том, что я очень любил соревноваться. Очень.



Гъ: Много кто пытался отнять у вас титул: Флекс Уиллер, Кевин Леврон, Джей Катлер. Кого вы считали своим самым сильным противником?

Р.К.: Себя самого! Ведь форма, которую я демонстрировал на сцене, всегда зависела от того, насколько тяжело я тренируюсь, насколько четко выдерживаю диету, делаю аэробику и восстанавливаюсь.



Гъ: Правду ли говорят, что на «Гран-При России» Кевин Леврон посоветовал вам смешать кофе с водкой. Вы ему последовали, выставили невероятную по рельефу форму и победили?

Р.К.: (смеется – прим.ред.). Да, все именно так и было. И больше Кевин ни разу не смог меня обыграть, хотя до этого побеждал многократно.



Гъ: Потому что вы продолжали следовать его совету?

Р.К.: Нет, больше я ни разу так не делал. Думаю, что просто пришло мое время.



Гъ: Какой максимальный вес вам удавалось выставить на сцене?

Р.К.: 135 килограммов. Это было на «Олимпии» 2004 года. В межсезонье мне удавалось достичь веса в 147,5 кг. И при этом я не был жирным.



Гъ: Меккой бодибилдинга в Америке всегда считалась Калифорния. У вас не было желания тура перебраться?

Р.К.: Никогда! Там слишком много людей, постоянные пробки и немыслимо дорогая недвижимость. Скажем, я купил дом во Флориде за 100 тысяч долларов. В Калифорнии такой дом обошелся бы мне в два миллиона.



Гъ: В свое время вы были самым крутым культуристом в Техасе. А потом появился Брэнч Уоррен…

Р.К.: И Джонни Джексон. С Брэнчем, кстати, мы тренировались вместе, когда он был юниором.



Гъ: И что, уже тогда по нему было видно, что он далеко пойдет?

Р.К.: Да, конечно. Очень серьезный парень. И он очень тяжело тренировался. Чего не скажешь, к примеру, о Кае Грине.



Гъ: А кто вам больше нравится: Фил Хит или Кай Грин?

Р.К.: Фил Хит. Да, Кай Грин – хороший культурист, но что-то не то. У Фила очень круглые мышцы, наполненные, имеющие прекрасно очерченную форму: руки, бедра, грудные, спина. Он лучше сбалансирован.



Гъ: Как вы относитесь к заявлению Фила Хита о том, что он хочет побить ваш рекорд и выиграть «Олимпию» 10 раз?

Р.К.: Такой настрой Фила можно только приветствовать. Но в нашем спорте делать далеко идущие прогнозы нельзя. Нужно идти от от турнира к турниру маленькими шажками. В любой момент можно получить травму. Или же появится какой-то другой атлет в феноменальной форме. Когда я выиграл титул «Мистер Олимпия» в 1998 году, никто не мог такого предположить. Ведь годом ранее я был всего лишь девятым.



Гъ: На последней «Олимпии» перевес Фила над соперниками не казался очень уж очевидным…

Р.К.: Декстер Джексон и Шон Роден – очень хорошие атлеты. Биг Рами – просто огромный и невероятно быстро прогрессирует. Но Фил – парень молодой, и в любой момент способен прибавить. Но ему все же нужно больше фокусировать на бодибилдинге. Я знаю, что он сейчас очень увлечен бизнесом. У него компания Gifted Nutrition. Но я считаю, что чтобы быть по-настоящему успешным, нужно сосредоточиться на чем-то одном. А Фил пытается угнаться за двумя зайцами. В моей карьере был такой момент, когда мне приходилось очень много ездить по миру с гостевыми позированиями. Это было тяжело. И тогда я попросил Джо Вейдера избавить меня от этих поездок, чтобы я мог полностью сосредоточиться на подготовке к турнирам «Олимпия». И Джо меня понял и пошел навстречу.



Гъ: Говорят, что у вас целых восемь детей! Это правда?

Р.К.: Да, истинная правда! И все восемь – девочки!



Гъ: И когда вы только успели!

Р.К.: Ну занялся я этим делом очень давно, еще в начале 80-х, когда учился в школе ( сейчас Ронни 51 год – прим.ред.). Так что старшим моим дочкам 29 и 30 лет. Еще есть двойняшки, им по 8. Самой младшей всего годик. Остальным два, три и пять лет. Их зовут Лейла, София, Лола, Сюзи, Джабола, Джалия, Джемалия, Валенсия.



Гъ: Сейчас у вас сложные времена, проблемы со здоровьем. Несмотря на это вы стараетесь вести активный образ жизни, продолжаете тренировки, вот приехали в Россию. Причем, как я понимаю, вы не ограничиваетесь посещением Москвы и Санкт-Петербурга.

Р.К.: Да, я пытаюсь восстановить здоровье. Мне пришлось перенести несколько операций на шейных позвонках, мне заменили тазобедренные суставы. Несколько месяцев назад в среднюю часть моего позвоночника была вживлена пластина и четыре винта. Все это, конечно, требует длительного времени на восстановление. После операций на шее мне понадобилось около двух лет, чтобы восстановиться. Но я не опускаю руки и продолжаю бороться. Даже пытаюсь тренироваться, хотя последние четыре месяцев у меня не было возможности это делать. Конечно, я уже никогда не буду выступать, но я не мыслю себя без тренировок. Это мое хобби! Что касается нынешней поездки в Россию, то в плане поездки помимо визитов в Москву и Санкт-Петербург значились еще такие города как Казань, Екатеринбург и Челябинск.



Гъ: А что вы можете сказать о продуктах своей линейки Ronnie Coleman Signature Series?

Р.К.: Они все хороши, даже не могу выделить особо какой-то один, потому что сделаны из качественного сырья. Мы очень ответственно подходим к выбору ингредиентов, а после того, как появляется новый продукт, мы его тщательно тестируем. И достаточно долго – целый год.



Гъ: Если бы у вас была возможность все вернуть назад и начать заново, вы бы что-то изменили? Стали бы, к примеру, заниматься с более легкими весами в памповом режиме?

Р.К.: Как я понимаю, вы имеете в виду, что именно тяжелые тренировки стали причиной всех моих травм. На самом деле это не так. Травму, которая спровоцировала остальные, была получена в 1996 году. Это была травма межпозвоночногого диска. Нет, я бы качался еще тяжелее! В свое время мне удавалось приседать со штангой в 450 кг. Так вот: я бы постарался присесть 500!

Комментируем статью в групах журнала "Геркулесъ" вконакте и Фейсбуке

Алексей Веселов








Made on
Tilda