Яндекс.Метрика
Стероиды без мифов
ЗДОРОВЬЕ
Я долго собирался с силами, чтобы наваять материалец, касаемый стероидов. А как взялся за перо – не остановить. В первой статье грозился поведать о мифах и реалиях стероидной терапии, но сумел втиснуть только мифы, да и то не все. А посему решил выдать еще один опус. Теперь никаких мифов, только суровая правда жизни!



Читая статью «Стероиды: мифы и реальность», может возникнуть ощущение, что я поставил задачу отвадить многочисленную армию колеблющихся от заигрываний со стероидами. Но запретный плод всегда сладок, а храбрых (читай – думающих не головой, а пятой точкой) людей в матушке-России всегда хватало. Поэтому попробую данной статьей как-то заставить их задуматься о некоторых вещах.



Итак, пройдемся по основным вопросам, касаемым приема стероидов.

Как работают стероиды. Я не ученый и не врач, поэтому не буду пичкать вас сложными формулами на нерусском языке и натужно разъяснять механизм работы стероидов. Тем более, похоже, что до сих пор никто толком не знает, как именно они работают. Каким непостижимым образом несколько сотен и даже десятков миллиграммов некоего вещества способны оказывать ощутимое воздействие на тело человека, которое в миллион раз тяжелее! Собственно, опытным качкам это и не нужно знать. Они используют те знания, которые получили на практике и с учетом этого строят свои подготовки к турнирам.

На первой массонаборной стадии, как правило, используются тяжелые эфиры тестостерона, дианабол, дека-дураболин (нандролона деканоат), анаполон – те препараты, которые вызывают сильную задержку воды. На деле происходит нечто, напоминающее накачку футбольного мяча: мышцы наполняются водой, объем крови увеличивается примерно на 20%. В итоге мускулатура становится более гладкой и водянистой, но заметно увеличивается в объемах. Любопытно, что увеличивается не только тело, но и лицо! Один очень большой российский чемпион на курсе меняется внешне настолько, что, как-то встретив его в период отдыха от фармы, я едва его узнал. Скульптор, чтобы вылепить шедевр, сначала накидывает на заготовку много глины, а потом отсекает все лишнее. Так же и здесь. Проверено на сотнях примеров, что из гладковатой руки в 53 см проще сделать «сухую» в 50 см, чем из «сухой» в 47 см те же 50.

Следующая стадия – формирующая. Во время нее атлет пытается уплотнить мышцы, сделать их более проработанными и качественными, стараясь удержать как можно большие объемы. В этом ему помогает уже другой набор препаратов, которые держат воду куда в меньшей степени: нандролона фенилпропионат, примоболан, тренболон среднего и длинного действия, болденон, тестостерона пропионат. Эта стадия в подготовке длится достаточно долго, ибо опытные спортсмены изо всех сил пытаются улучшить рельеф, не теряя глобально в весе.

Ну и заключительная стадия – непосредственно «сушка». Тут уже немного другой коктейль: станазолол, тренболона ацетат, халотестин, оксандролон, мастерон. Переход на эти штучки происходит где-то за 3-4 недели до турнира. Правда, некоторые в силу разных причин продолжают использовать практически до конца тот же пропионат, к примеру. Лет 15 назад примоболан тоже могли ставить до самых соревнований, но сейчас такие решения встретишь нечасто. Вовсе не факт, что в набор отдельно взятого атлета входят все указанные препараты. Как правило, их три. Зато помимо них непременно присутствует гормон роста, и весьма часто - кленбутерол и/или эфедрин, гормоны щитовидной железы (л-тиронин), антиэстрогены (провирон, анастрозол), и даже инсулин. Если сюда добавить продукты спортивного питания, такие как жиросжигатели, л-карнитин, бцаа, глютамин, протеин, комплексные аминокислоты, становится ясным, что серьезная «химическая» подготовка в бодибилдинге – дело весьма муторное и сложное. Тем более что все эти препараты и добавки применяются в определенных дозировках и по определенным схемам. Задача – добиться максимальной «прорисовки» и «глубины» мышц, отчетливой сепарации и дефиниции. Естественно, все это делается на фоне очень жесткой диеты, интенсивных тренировок с железом» и аэробных нагрузок. Те, кто думают, что можно что-то подкалывать, качаться через пень-колоду и расти – глубоко ошибаются. Равно как и те, кто надеется, что «химия» сама вас «высушит», пока вы лежите на диване и жрете плюшки. Стероиды сами по себе не строят мышцы. Они скорее являются антикатаболиками, то есть предохраняют мышцы от разрушения вследствие ударных тренировок. Очевидно, что без тренировок вовсе мышцы расти не будут тем более. Правда, мне на глаза попадались статьи о гормоне роста, в которых утверждалось, что ГР якобы способствует увеличению числа мышечных волокон без тренировочных нагрузок, но я, если честно, сомневаюсь.

Стероидные циклы. В конце 80-х, когда я начинал свое знакомство с культуризмом, никакой информации касаемо приема стероидов в открытом доступе не было. Зато были доступны сами стероиды. Помню как сейчас: пачка метандростенолона (100 таблеток по 5 мг) стоила в аптеке 2 рубля 2 копейки. Как два десятка яиц. Запретов на употребление или продажу стероидов не было, но, поскольку никто толком не знал, что это за хрень, ажиотажного спроса не было тоже.

Где-то в начале 90-х в магазинах спортивного питания появилась тоненькая брошюра Юрия Буланова «Анаболические средства». Там описывались такие преапарты как рибоксин, оротат калия и им подобные. Стероидам были посвящены две или три странички, но конкретных рекомендаций по приему опять-таки, по сути, не было, если не считать вот эту фразу: «…длительное назначение малых доз АС более предпочтительно, чем кратковременное назначение больших».

В середине 90-х в продаже появилась довольно увесистая по сравнению с «Анаболическими средствами» книженция «Анаболические стероиды» некоего Билла Филипса. Это сравнительно недавно я узнал, что Филипс в Америке взялся из ниоткуда, не будучи никаким авторитетом. Он – просто удачливый торговец, который сумел успешно раскрутить и продать свои продукты спортивного питания под маркой EAS. Но для нас тогда Филипс стал безусловным авторитетом в области стероидов, настоящим гуру. Еще бы! Он засыпал качков небывалым количеством информации, в том числе и касающихся стероидных курсов. Помню как сейчас, это были горки и пирамиды, прямые и обратные, какие-то немыслимые чередования, «стрельба очередями» и прочее. Тогда для нас, тех, кто в деле качания «железа» не имел возможности перенимать бесценный опыт у серьезных атлетов, это было настоящим прорывом. Сейчас же, я, конечно, понимаю, что толку от этой информации было не особо много, ибо курсы, рекомендуемые Филипсом, не превышали трех месяцев, за которыми должны были непременно следовать такие же трехмесячные паузы для отдыха. За три месяца стероидного цикла вполне реально увеличить силовые показатели и мышечные объемы. Но беда в том, что за следующие три месяца отдыха все набранное, скорее всего, рассосется. Но дело не только в мышцах. Филипс утверждал, что использовать такую схему нужно для того, чтобы успевать восстанавливать собственное производство тестостерона. Но какой смысл к концу третьего месяца отдыха, потеряв большую часть или даже всю прибавку в мышцах, восстанавливать гормональный фон, если первые же таблетки метана или уколы тестостерона сразу же снова его нарушат?

Такая схема приема стероидов подходит лишь тем, кто не помышляет о каком-то прогрессе в мышечных объемах и дважды в год набирает форму и выглядит при этом примерно одинаково плюс-минус трамвайная остановка.

Если модифицировать схему Филипса 3+3 до 6+6, тогда в ней и то больше смысла. За полгода без курса атлет получает возможность как следует отдохнуть от фармы, освежить рецепторы, а затем за полгода плотной подготовки можно сделать новую форму и показать прогресс. Реалии же таковы, что для того, чтобы стабильно расти, нынешним атлетам приходится сидеть на стероидах минимум восемь месяцев в году. И нынешняя схема подготовки, если спортсмен хочет показать прогресс, выглядит так: 3 месяца курс – месяц перерыв – 3 месяца курс – месяц перерыв – 2-3 месяца курс. При этом первый и второй курсы – набор «массы», третий – «сушка». Месячные перерывы нужны вовсе не для того, чтобы восстановить гормональный фон. За столь короткий срок это нереально. Это время нужно для того, чтобы отдохнуть от таблеток и уколов. Но сказать, что в этот месяц атлет – чистый, нельзя, поскольку препараты используются обычно долгоиграющие, вроде сустанона или деки, которые работают еще недели три после последней инъекции. Такие пироги с котятами. Иными словами, серьезно занимающиеся и выступающие культуристы постоянно «заряжены». Правда, после одной такой подготовки или нескольких, если спортсмен выступает два-три сезона подряд, грамотный шаг – длительный полный отказ от препаратов минимум на полгода, а то и дольше. Это время используется с целью восстановления гормонального фона, отдыха от тяжелых нагрузок, решения каких-то карьерных или личных проблем, не связанных со спортом, например, рождение детей. Конечно, спортсмены здорово теряют в объемах и силе в это время, но ничего страшного в этом нет. Уже доказано на многих примерах, что после длинного перерыва новый курс попросту взрывает мышцы! Былой уровень восстанавливается за считанные недели, а дальше наступает время бить новые рекорды в силе и «массе». По мнению одного, не побоюсь этого слова, великого тренера, длинные перерывы нужны еще и для того, чтобы привести в порядок талию. Под воздействием фармакологии, особенно гормона роста, внутренние органы увеличиваются в размерах. Большой объем съедаемой пищи тоже делает свое дело. Как итог мы часто видим на турнирах забавную картину: фронтально атлет «сухой» с четким прессом, поворачивается боком, а у него пузо!



Если вернуться к вопросу длительности курсов, то, понятно, что схема 3+1 – не догма, а лишь один из вариантов. Кто-то предпочитает более короткие циклы, кто-то – более длинные, вообще не делая перерывов. Например, белорусская схема начала 2000-х годов, а ведь мы все знаем, что Беларусь взрастила как минимум нескольких элитных атлетов, хорошо известных и успешно выступавших в России, выглядела так: 20 дней курс – 10 дней отдых. При этом в силу нехватки средств использовался всего лишь один препарат – метандростенолон (дианабол). Правда, в дозировках до 20 таблеток в день. От недели к неделе принимаемые дозировки росли, и они были тесто связаны с тренировками, интенсивность которых росла те же 20 дней. А в последующие 10 дней метан не принимался, и тренировки тоже были облегченные. Понятно, что вместе или вместо метана в данном курсе можно использовать лишь препараты короткого действия, тот же тестостерона пропионат, скажем.

Как-то мне на глаза попалась схема приема стероидов самого, не побоюсь этого слова, Арнольда Шварценеггера в первые годы карьеры. Ее опубликовал солидный американский журнал Muscular Development. Так что, как говорится, за что купил, за то и продаю и не поленюсь выложить полностью курс Арнольда прямо тут.



Неделя Инъекционный примоболан Дианабол Дека-дураболин

1 600 мг 60 мг

2 600 мг 60 мг

3 600 мг 60 мг

4 600 мг 60 мг

5 600 мг 60 мг

6 800 мг 80 мг

7 800 мг 80 мг

8 800 мг 80 мг

9 800 мг 80 мг

10 800 мг 80 мг

11 1000 мг 100 мг

12 1000 мг 100 мг

13 1000 мг 100 мг

14 1000 мг 100 мг

15 800 мг 80 мг

16 800 мг 80 мг

17 800 мг 80 мг

18 600 мг 60 мг

19 600 мг 60 мг

20 600 мг 60 мг

21 30 мг 200 мг

22 30 мг 200 мг

23 30 мг 200 мг

24 30 мг 200 мг

25 30 мг 200 мг

26 30 мг 200 мг

Как видите, курс довольно длинный. Более того, по сути, он бесконечный, потому что после так называемого «мостика» с 21 по 26 неделю, курс повторялся снова по полной программе без какого-либо перерыва. Была ли стероидная терапия Арнольда на этой стадии эффективной? Очевидно, что да, поскольку первые шесть лет тренировок он увеличивал свою массу на 8-10 кило в год, никогда не застревал и не откатывался назад. Можно ли доверять это информации? Ни разу не слышал, чтобы Арнольд подал в суд на Muscular за эту публикацию, так что это вполне может быть правдой.



Я тут упомянул новый термин «мостик». Что это такое? Некоторые атлеты, дабы не терять вообще ничего из набранного на курсе, не делают перерыва как такового вовсе, а попросту заметно уменьшают дозировки. Это не дает их мышцам рассыпаться и в то же время позволяет отдохнуть от высоких дозировок и интенсивных нагрузок в зале.



Напрашивается вопрос: а насколько длинным может быть курс в принципе? Настолько, насколько он позволяет осуществить цель, которую вы перед собой поставили. Как правило, такая цель – подготовка к соревнованиям. Кто-то готовится три месяца, а кто-то – два года. При этом разговоры о том, что длительный прием стероидов якобы «забивает рецепторы» - в пользу бедных. Помню, в одном из интервью для «Геркулеса» Доктор Любер сказал примерно так: «Рецепторы? Покажите мне их? Их кто-то видел, мог потрогать пальцем?» Очевидно, что атлеты, которые не достигают прогресса на длинном курсе, либо неправильно тренируются, либо мало едят. Либо у них стероиды не того качества, то это – тема для отдельного разговора. Да, первый курс после долгого воздержания от стероидов, как правило, самый результативный. Обычная практика после трехмесячного курса и месячного перерыва – поменять набор препаратов, чтобы избежать адаптации организма. Допустим, сустанон заменяется на тестостерона энантат, дека-дураболин – на примоболан, а дианабол – на анаполон. Единственный биохимический показатель, который хоть как-то проясняет картину с «забитыми рецепторами» - это уровень так называемого ГСПГ (глобулина, связывающего половые гормоны). Известно, что общий уровень тестостерона в организме – понятие относительное. Анаболическую активность демонстрирует так называемый свободный тестостерон, которого довольно мало. Большая часть тестостерона в организме пребывает в связанной форме. И если анализ показывает довольно высокий уровень ГСПГ в организме, то это может означать, что свободного тестостерона совсем мало, и есть смысл либо передохнуть, либо попринимать препараты, которые его повышают. Но, похоже, я полез в биохимические дебри, и об этом и многом другом поговорим в следующий раз.

В заключение так же, как и в статье из мартовского номера «Геркулеса» хочу заметить, что вовсе не претендую на звание стероидного гуру. Есть люди, безусловно, более компетентные в этих вопросах, нежели я. И я с удовольствием опубликую их материалы по данной теме, если они изъявят желание их написать и прислать в редакцию. А пока не ругайте пианиста, он играет как умеет.



Алексей Веселов

Made on
Tilda